платье для концерта

Say Lou Lou – Ana
продолжительность = 0.42 мин.


Из чата выпускников ТАНа

Снежинки упали лицом вниз и остались лежать с раскрытыми ручками.

Упаковываю в дорогу пирожки с капустой, румяные, аккуратные вспоминаю Ослика Иа: “Мой любимый размер и цвет!”

Мои бабули обе – не бабушковые. Одна – в кудряшках химических, в лиловой летящей юбке гофре, панамке, помаде в тон юбки. Вторая – в строгом платье с воротничками и брошками, учительском своём сарафане. Одна научила запоем читать, а вторая – вязать. Как ни странно, вязала – учитель, а читала, глотала книги целыми сериями, моя техническо-химическая бабуля. У одной дома запах булок, строгость и чинность. У второй – игра в джунгли (что нашёл, то и съел), суп из подножного – щавеля или крапивы, салаты с ряской. Зато – ощущение вечного праздника и веселья.

Блин, читаю и понимаю, что сейчас мог написать проще и лучше. Но, стоп, я выбираю хвалить себя и вдохновлять, а не ворчать.

Говорили с дочкой о волшебниках. Я спросила, какое бы она желание загадала, чтобы волшебник исполнил. Она скромно так. – Корону.

На улице холодает, и листья забегают погреться в подъезд.

Сегодня мой смех звучит особенно легко и радостно. Люблю такие дни.

Сократ улёгся на гладильную доску. Видимо, намекает, чтобы его погладили.

Дорогая Вселенная, спасибо за моего мужчину!

Мне на шарф упал берёзовый листик. Не стала его смахивать прокатила немного по вечерним улицам.

Зашла в булочную за ароматами.

Села в автобус. На проездном закончились деньги, мелочи на билет не нашлось, а карточкой расплатиться нельзя. Нагибаюсь к окошку водителя:
Мне выйти?
Я ничего не видел.
Я превратилась в улыбчивого зайца.

У Максима сегодня особо выдающийся кулинарный день. Всё, что он приготовил было невероятно вкусно и гармонично. Тушёные овощи яркие, но нежные. Кофе с корицей и овсяным молоком в балансе всех ингредиентов, температуры счастливой души. Чесночные сухарики аппетитные, с идеальным хрустом.

Яркие переживания. Отпускаю отжившее со слезами и смехом. Так хорошо, что свечусь.

Утро за окном шуршало шинами, постукивало каблучками, шелестело дождём.

Продалась ещё одна моя книга. Узнала, что приятельница пустила свой экземпляр в свободное плавание. Люди читают, потом себе покупают. Очень рада, что людям нужны мои стихи.

С внуком начали читать Волшебник изумрудного города. Оказывается, я позабыла много подробностей. Сама с интересом читаю.

Небо, словно таз огромный
С помутневшею водой.
Над деревней – месяц сонный,
Непривычно молодой.

Белый пласт резных снежинок
Мама к небу пристегнёт.
Юный ангел без ботинок
Вновь во двор гулять пойдёт.

На небесные качели
Без труда взберётся он,
Людям в звёздной колыбели
Яркий приготовив сон.

Дом закроет шторы, двери
Жителей уложит спать.
На волшебной карусели
Будет ночь его качать.

Не люблю ездить в такси. Люблю в маршрутках. Люди в салоне стоят близко-близко друг к другу. Когда они ещё так постоят? И качаются туда-сюда. И подпрыгивают, если колёса наедут на кочку. Забавные такие, люди-попрыгушки. Это я сидела на кресле, поэтому мне было забавно.

Робкий подросток уступил нам с детьми место. Сквозь всё и вся пробивается природа Мужчины.

– Девушка, это не вы книжку обронили?
Я аж подпрыгиваю. Где книжка? Какая книжка? У меня с собой книжки не было, но так интересно посмотреть… Лезу под кресло. Какой-то любовный роман валяется, в дранной обложке. Не, не интересно. Возвращаюсь обратно со спокойной душой.

Просто если задуматься. Пассажиров – тьма. Водитель – один. И он один везёт эту тьму, лавируя, поворачивая, прибавляя и убавляя скорость. Ему вот прямо сейчас доверилось около тридцати душ. Хороших, плохих, ленивых, возвышенных. Он отвечает за каждую. Он аксакал. Сегодня я вижу звёзды благодаря ему.

Проехали свою остановку. Вышли. Спрашиваю у первого попавшегося мужчины:
– До Буденовского далеко?
– Шесть остановок.
Я улыбаюсь. Это ж надо было так увлечься маршруткой, что проехать аж шесть остановок!
Мужчина тоже улыбается. Лезет в карман, достаёт маленький металлический амулет, протягивает Машеньке.
– На удачу.

Молочный улун. Вкус травяных сливок, растекшихся на языке густой поволокой.

Луковый хлеб. Аромат жаренного лука, словно запах осени, входит в меня медленно. Вдыхать хлеб хочу больше, чем есть.

Солнечный октябрь. Холодно снаружи, тепло внутри.

Зашевелилась мусорка во дворе. Завибрировала. Оказывается открылся шведский стол для воробьев.

Бокал – свеча. Морковный сок горит оранжевым цветом. Хочу такой бокал домой.

Кисло-сладкий соус не хочет сбегать с рецепторов языка. Проник даже в губы. Зацепился за небо и правит балом вкуса во рту. Не сопротивляюсь. Наслаждаюсь.

Сегодня была на семинаре. Лектор – солнце. Глаза настолько молодые и горят, что возраст уходит за скобки. Одухотворённое лицо. Даже щеки румянятся от исходящей энергии.

Случайно оказалась на забавной постановке Кармина Бураны. Девочки – эльфы из детского хора, оркестр народных инструментов и полуголые люди из хореографического ансамбля.

Рассматривала портреты композиторов в музыкальном училище. Повидалась с великими.

Подумалось, что в моей жизни с юности развиваются разные темы, как в музыкальном произведении. Какие-то затихают, новые появляются.

С утра весело после ночной прогулки и концерта. И весь день кровать кажется лучшим местом на земле!

5 thoughts on “платье для концерта

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *