Статья: “беременный век”

Статья: “Беременный век” из цикла “История моделей”

Введение к статье: Отличия битов от байтов, C++ от ССУБД от ГИБДД. Новые приключения зондов на планете Хаос. Системные администраторы не могут закрыть сакральные окна. Арабская орда была довольна карьерой клопов. Свертывание политики апартеида в пользу омусульманивания населения. Пирров пир во время чумы. Кого родила мама история в ночь самая новая трактовка самых древних событий в Блоге Георгия Борского.

Прочитать статью можно, нажав на картинку, или ниже.

Также вы можете задать вопрос или высказать свое мнение о статье и стать участником викторины “Задай вопрос Георгию Борскому”. Самые интересные вопросы и мнения будут награждены денежными призами! Комментарии можно оставлять под этим постом или в личные сообщения .

Представьте себе, что Вы – программист. Для людей, далеких от вычислительной техники, это сделать будет, возможно, не так-то и просто. Но я, будучи блоггером нового гуманного типа, вовсе не предполагаю, что Вы в состоянии отличить биты от байтов, язык C++ от ССУБД от ГИБДД. Мы с Вами будем фантазировать исключительно на высоком, концептуальном уровне. Так вот, вообразите, что Вам надлежит закодировать зонд, который будет послан на далекую планету. Зачем? На самом деле глубокий вопрос, философский. Ну, пусть интересно нам ее исследовать в каких-то научных целях. Пусть, например, мы хотим составить карту местности. Или даже еще конкретнее. Пусть требуется измерить высоту самой гигантской горы. Что может быть проще, скажете Вы? Надо всего лишь вооружить наш луноход современной геодезической аппаратурой. Но вот беда какая в том месте, где ему надлежит перемещаться, такая кромешная темь, такой жуткий хаос, что ни один прибор нормально не функционирует. Хуже того, устойчивое сканирование рельефа местности удается провести только в окружности одного шага, не больше. Как быть тогда? Первое, что Вы наверняка придумаете, это найти самую возвышенную точку в пределах видимости, потом шагнуть туда, затем повторить всю процедуру заново и т.д. Вы не поверите, но эта простая мысль, пришедшая Вам в голову уже называется алгоритмом. Поздравляю с первыми успехами в информатике! И еще раз поздравляю, поскольку у математиков конкретно для этого алгоритма зарезервировано особое ученое название подъем по градиенту. Дело в том, что наша проблема является типичной задачей оптимизации – поиском максимума целевой функции в фазовом пространстве. Если Вы уже торжествуете и продумываете детали праздничного банкета, то преждевременно. Дело в том, что вышеприведенное решение имеет свои существенные недостатки. Положим, что мы добрались до самой высокой точки, то есть любой следующий шаг – только вниз. Скажете, что это и будет искомым Эверестом? Увы, только при том крайне маловероятном условии, что это единственная возвышенность на планете и к тому же подъем к пику происходил по гладкой поверхности. В реальной жизни застрянешь на ближайшей к месту посадки выпуклости. Тем самым вся дорогостоящая миссия будет провалена. Нельзя ли как-то залатать дырку в нашей логике, предусмотрев что-то на этот случай?! Одна из возможностей переместиться куда-то резко вбок с нашей кочки, пусть даже в случайно выбранную точку. Авось там нашему зонду-альпинисту повезет больше?!

Наше ставшее традиционным вступление успешно завершилось, к чему же была предложена эта метафора (а, как Вы догадались, это была именно она)? Дело в том, что она весьма адекватно описывает то, что происходило в древнем мире непосредственно до и непосредственно после материализации Корана в нашем мире. В христианском мире, ментальные модели которого длительное время поднимались по градиенту, был достигнут тот самый локальный максимум. От богословских споров не было спасения, поскольку существовали множественные и равноценные (прежде всего по степени безумия) алгоритмы подсчета количества природ Спасителя. Сбросить это окошко в вечный покой системным администраторам не давало ощущение сакральной важности происходившего. Царьград не только неудачно капитанствовал на Востоке империи, но и продолжал мутить воду на Западе, периодически навязывая свою политическую волю возникшим там государствам германских племен и гордому древними традициями Римскому папству. Схожая ситуация наблюдалась в Сасанидской Персии. Там догматическую плотину на пути развития моделей цементировали древние глыбы зороастрийской ортодоксии. Не видно было выхода и из сравнительно небольшой лужицы, куда сели первоизбранные Всевышним иудеи. Итак, все зонды прочно буксовали, каждый на своем красивом холме. При этом безуспешные попытки сняться с мели делали все заинтересованные стороны. Однако только арабское завоевание разрубило заржавевшие от времени якорные цепи, отправив каждый космический корабль по принципиально новой траектории. К ним добавился вездеход самих мусульман, ставший самостоятельной активной силой в мире моделей. На блуждание народов в пустынном пространстве ушло где сто лет, а где и больше. Впереди было возрождение – новый подъем. А пока тянулся тяжелый и длинный беременный век

Мы с Вами в предыдущей статье оставили братьев-мусульман разгребать последствия братоубийственной гражданской войны. Партия Али (шииты) временно ушла в подполье. Убийцы Али (хариджиты) баламутили народ популистскими лозунгами типа каждый раб может управлять государством. Тем временем хитроумный Муавия умелыми психическими движениями прибирал все рычаги власти к своим рукам. Недавний бунт убедил его в ключевой роли арабских военных поселений (т.н. амсаров), в которых размещались завоеватели. Изначальной стратегией мусульман было поддерживание такой дистанции от местного населения, которая бы практически исключала всякое перемешивание с ними. Новых самоизбранных вполне устраивала карьера клопов-кровопийцев. Орда жила и процветала за счет налогов. По совместительству амсары были пунктами сбора дани, которая затем пересылалась в сокровищницу внутри дивана. Консолидация финансовых и армейских возможностей в лице начальников гарнизонов требовала особого к ним отношения. Именно поэтому полевой командир Басры и Куфы по имени Зияд по прозвищу сын своего отца (его матерью была проститутка) получил еще одного папашу (был усыновлен Муавией) и осыпан золотом и милостями. Образовавшийся тем самым пост эмира (по существу царя Персии) перешел впоследствии по наследству его потомству. У упрочивших свое положение на Востоке Омейядов развязались руки для того, чтобы аналогичным образом увековечить свою династию на троне их стольного града Дамаска. Своим наследником Муавия назначил биологического сына Язида, человека весьма скромных дарований, зато весьма именитой родословной. Это был опасный прецедент, ведь до сих пор (если не считать кратковременного эпизода с сыном Али Хасаном) должность халифа была выборной. Непосредственно после коронации нового вождя правоверных поднялась естественная волна недовольства. На ее гребень был вознесен другой внук Мухаммеда (и снова через Али) Хусейн. Его решающей ошибкой стала надежда на народное восстание в Куфе. Прочно державший в своих руках узды правления Убайдаллах (сын Зияда) подготовил ему теплую встречу. Горячая кровь с фрагментами DNA пророка обагрила землю Кербелы и поныне святое место для паломничества шиитов. С новой силой разгорелось пламя гражданской войны, продолжавшейся больше десяти лет. Беременный век, жестокие сердца

Возобновить прерванную праздничную трапезу в Доме Ислама удалось при помощи плода с параллельной ветки Омейядов – Абд аль-Малика. Жестоко подавив бунты своих многочисленных противников, он отличился свертыванием политики апартеида-сегрегации по отношению к коренному населению рейха. Одновременно была запущена программа систематического омусульманивания иноверного большинства. Решение это, по всей видимости, было обусловлено все тем же желанием обезопасить свои тылы и подорвать потенциальную базу третьей колонны, сочувствующей вражескому влиянию извне. Был сооружен Купол Скалы в Земле Обетованной символическое утверждение вселенских претензий новой мировой религии. Арабский язык обрел статус официального и государственного, заменив греческую и персидскую администрацию на местах. В оборот поступили монеты с исламской символикой с собственного печатного двора. Эти реформы нередко сопровождались репрессиями против христиан. Были зафиксированы первые погромы по конфессиональным мотивам (в Армении), церкви стали время от времени грабить (повсеместно), а монахов, ранее освобожденных от поборов, прочно зарегистрировали в налоговой (в Египте). Таким образом, толерантность, завещанная Благородным Кораном, была постепенно разодранана мелкие клочки за ненадобностью. Неудивительно, что под этим нежно, но неизбежно возрастающим давлением число желающих конвертироваться в веру тех, кто побеждает, быстро возрастало. Беременность такого размера на таком сроке прервать было уже невозможно.

Следующий по счету халиф Аль-Валид продолжал проводить линию партии своего отца в еще более грандиозных масштабах. Это он построил Большую Мечеть в Дамаске, незаслуженно обидев по ходу местных христиан. Это он возвел знаменитую святыню Аль-Акса в Иерусалиме. Это он приказал воздвигнуть кафедральный собор в Медине. Новые халифы постепенно изменяли относительно скромным обычаям своих предшественников, которые были по существу обыкновенными арабскими шейхами. Их идеалом сначала стали могущественные Византийские кесари. Однако ко времени последних из Омейядов этого уже было недостаточно – теперь они хотели жить как шах-ин-шахи. Восточную роскошь магнитом притягивало во дворцы, она порабощала его обитателей драгоценными оковами. Не то, чтобы неправедные халифы совсем позабыли свои обязанности перед исламом. Им даже удалось округлить свои территории, присовокупив к арабскому миру Трансоксиану на Востоке, Испанию на Западе и ряд островов в Средиземном море между ними. Но это был уже Пирров пир во время распространяющейся чумы. Все больше талантливых и амбициозных греков, персов и иудеев проникало на государственную службу, заменяя малообразованных потомков бедуинов. Со всех сторон раздавались совершенно резонные требования передела диванного довольства. В Северной Африке бунтовали недавние союзники берберы. В сердце халифата зрело недовольство этнических сирийцев. В Хорасане требовали своего места под солнцем иранцы. Толстяки Омейяды вряд ли осознавали, что судьба стучалась в дверь и оставляла надписи на стене. В недрах беременного века зрели модели нового человека

Долгий беременный век пролетел мимо нашего блога за один единственный несчастливый понедельник. Неслучайно температура в мире моделей в это время упала до исторического минимума, достигнув чуть ли не абсолютного нуля. Развитие почти остановилось, но дурной мечте (которую лелеял еще Платон) заморозить всякое движение вперед не было суждено реализоваться. Схватки были бурными и продолжительными. Была ли революция исторической неизбежностью? Мы просим Вас высказать свое мнение в традиционном вопросе. А о том, кого именно родила мама история в ночь, Вы узнаете в следующем выпуске Блога Георгия Борского.

Примечание: Модели, предложенные в целях концептуализации исторических событий и оценки деятельности исторических личностей, являются интеллектуальной собственностью автора и могут отличаться от общепринятой трактовки.

5 thoughts on “Статья: “беременный век”

  1. У меня ощущение ,что я застрял в юрском периоде…и наблюдаю как динозавры вокруг обрели человеческое обличье …но не обрели человеческого сознания…брррр…ужас…

  2. Игорь, а по-Вашему, это вполне нормальные рассуждения, ничего такого особенного? В рамках? Судя по Вашему скепсису.

  3. Иван, а какая наивная и романтическая идея была в Кущевской?

  4. Любая наивная и романтическая идея почему-то заканчивается дележом земель и денег. Кровавым дележом. Что мы чувствуем, когда читаем про репрессии и разборки седьмого века? Да ничего. Что с них взять, диких и жестоких древних людей? 2010 год, с. Кущевская, РФ. Убийца, лидер ОПГ, рассказывает: ” Фермер мешал мне вести бизнес, подрывал мой авторитет. Поэтому я хотел, чтобы он мучился сам и видел, как мучаются его близкие. Мы выволокли его в зал он ещё дышал, и на его глазах расправились с остальными. Потом бросили тела в одну кучу, а сверху, на гору трупов, положили девятимесячную Амиру внучку Аметова. Она живая была, плакала. Тела облили бензином и подожгли. Посмотрели на часы и удивились провернули всё минут за десять”. Что теперь чувствуем?

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *